Книги издательства Беляева Наталья

Фамильное дело
Фамильное дело
 ЛитРес

  189  

Все началось, когда к виконту де Моро – аристократу, занимающемуся расследованиями не по велению профессии, а по призванию, – пришла прекрасная девушка и, не тратя времени на вступительные речи, попросила: «Женитесь на мне!». «Сумасшедшая?» – подумал виконт. Но нет, странная посетительница оказалась абсолютно вменяемой, а ее необычная просьба имела под собой серьезные основания. Заинтригованный виконт лично занялся этим запутанным делом, тем более что оно касалось его собственной семьи. Литературная обработка О. Кольцовой.

Честь виконта
Честь виконта
 ЛитРес

  189  

Уже в который раз ночь над Парижем, словно лезвия, вспарывают яркие языки пламени. Горят богатые дома, погибают главы известных фамилий, а газеты вовсю трубят о таинственном и безжалостном Парижском поджигателе. Остановить преступника может только виконт де Моро – аристократ, занимающийся расследованиями не по велению профессии, а по призванию. Вместе с ним в водоворот чудовищных событий оказывается втянута дама, и немудрено, что вскоре между ней и виконтом возникают особые отношения. Опасность приближается, и на этот раз речь идет не только о чести, но и о жизни. Литературная обработка О.Кольцовой.

Женщины французского капитана
Женщины французского капитана
 ЛитРес

  189  

Виконт де Моро – аристократ, занимающийся расследованиями не по велению профессии, а по призванию, – оказывается втянут в новое чрезвычайно запутанное дело. Перед ним четыре женщины, каждая из которых прекрасна, однако одна из них может оказаться виновной в смерти армейского капитана. Теперь виконту придется разобраться в интригах и при этом самому не попасться в шелковые сети… В одном де Моро уверен точно: в основе преступления лежит любовь. Литературная обработка О.Кольцовой.

Мадам Флёр
Мадам Флёр
 ЛитРес

  189  

Изобретатель Анри Жиффар, работающий над созданием нового двигателя для дирижабля, получает анонимные письма с угрозами, которые подбрасывает под его дверь дама в черном. Что толкнуло госпожу благородного происхождения на такой неподобающий шаг? Возможно, в прошлом мадам Флер скрыта страшная тайна. Друг Анри, аристократ и любитель приключений виконт де Моро, берется разгадать эту шараду. Но дело осложняется тем, что его с непреодолимой силой влечет к загадочной красавице. Литературная обработка О. Кольцовой.

Бронзовое облако
Бронзовое облако
 ЛитРес

  99  

Герман в канун Нового года видит кошмарный сон. Старинная усадьба, звуки прекрасной музыки, повсюду празднично одетые гости. И все они спят вечным сном в комнатах, поражающих роскошью. Жуткие грезы оборачиваются реальностью: семь убитых человек на самом деле лежат в разных частях дома, залитые кровью. Оглушенный происходящим, Герман бродит по этажам, пытаясь избавиться от многочисленных трупов и понять, кто эти люди и как он сам здесь оказался…

Дьявол Оранжевых Вод
Дьявол Оранжевых Вод
 ЛитРес

  59  

«Ингер лежал в постели, кашляя более, чем следовало. Его правая рука, бессильно свешенная с кровати, изнуренно шевелила бледными пальцами, в полузакрытых глазах сверкал лихорадочный жар, а под мышкой, достаточно нагретый лампой, торчал максимальный термометр…»

Мясо
Мясо
 ЛитРес

  59  

«Борис Полубояринов, студент-медик, проснулся, как и всегда, в начале восьмого часа. На дворе было светло, хотя солнце еще не всходило; замерзшие на оконных стеклах ледяные узоры – снежные елочки, кладбищенские кресты и пальмы – окрасились в розовый нежный цвет утренней зари. День обещал быть морозным и ясным…»

Бастиа
Бастиа
 ЛитРес

  59  

«Этот небольшой, полусуточный переход был очень тяжел. На закате поднялся ветер, а к ночи перешел в настоящую бурю. Всех пассажиров, – впрочем, их было немного, – очень скоро укачало. В курительной комнате остались только двое: я и какой-то светловолосый, светлоглазый, белоресницый англичанин. Я посасывал лимон, а он с невозмутимым спокойствием пил стакан за стаканом шотландскую виски, едва разбавленную для приличия содовой водой. Так как время было очень тоскливое, а ночь темная, грозная и душная, то мы были оба в приподнятом настроении и старались развлекать друг друга…»

Картина
Картина
 ЛитРес

  59  

«На вечере у одного известного литератора, после ужина, между собравшимися гостями затеялся неожиданно горячий спор о том, бывает ли в наше, скудное высокими чувствами, время настоящая, непоколебимая дружба? Все единогласно высказались, что – нет, такой дружбы не бывает и что теперешняя дружба многих испытаний совсем не может выдержать. В определении же причин, расторгающих дружбу, спорщики разошлись. Один говорил, что дружбе мешают деньги, другой – женщина, третий – сходство характеров, четвертый – бремя и заботы семейной жизни, и все в таком роде…»

Светоч царства
Светоч царства
 ЛитРес

  59  

«Как и всегда в погожие дни, старый художник Иван Максимович Тарбеев проснулся в шесть часов утра, легко сделал свой несложный туалет, выпил кофе с молоком и теплым сдобным бубликом и пошел не спеша по холодку в Булонский лес, до которого ему было ходьбы всего десять минут, включая сюда время на переход воздушного мостика через окружную железную дорогу. Деревья встретили его своим осенним чистым и свежим дыханием, всегда как-то радостно новым…»

О «Голубой Птице» Метерлинка
О «Голубой Птице» Метерлинка
 ЛитРес

  59  

«Бельгия – маленькая страна с большой историей. История ее заключается в том, как эту маленькую страну, стиснутую с юга, запада и востока могущественными державами, а с севера – холодным и бурным Северным морем, терзали, грабили и вместе закаляли испытаниями всевозможные управители и государи, большей частью – чужие стране по крови и по духу…»

Встреча моя с Белинским
Встреча моя с Белинским
 ЛитРес

  59  

Начиная с похвального отзыва о «Параше» в мае 1843 года и до статьи «Взгляд на русскую литературу 1847 года» Белинский постоянно следил за литературными выступлениями Тургенева и особенно приветствовал «Записки охотника», считая что в этом, жанре Тургенев нашел себя как художник. Вероятно, Тургенев был в числе тех немногих лиц, которые уже в 1847 году знали письмо Белинского к Гоголю. Он полностью разделял выраженную в этом письме ненависть к крепостничеству. В начале 1850 года Тургенев хотел напечатать в «Современнике» комедию «Студент», в которой упоминал о своем друге, великом революционере-демократе Белинском. Но комедия была запрещена цензурой и впоследствии переработана, получив название «Месяц в деревне».

Лесная драма
Лесная драма
 ЛитРес

  59  

«Ганэль инстинктивно не любил темноты: в ее объятиях действительность казалась ему двусмысленной и преступной по отношению к нему, привыкшему с малых лет подвергать свои поступки трезвой критике дня. Поэтому, когда ночь с ее красотами, тоскливой бессонницей и бесполезными вздохами отошла в прошлое, а лес стал виден по-утреннему, – Ганэль покинул таинственный ночлег, умылся свежей надеждой и несколько успокоился…»

Легенда о св. Юлиане Милостивом
Легенда о св. Юлиане Милостивом
 ЛитРес

  59  

Повесть о средневековом праведнике, отрекшемся от грехов юности, и его последнем испытании.

Гатт, Витт и Редотт
Гатт, Витт и Редотт
 ЛитРес

  59  

«Лейтенант стоял у штирборта клипера и задумчиво смотрел на закат. Океан могущественно дремал. Неясная черта горизонта дымилась в золотом огне красного полудиска. Полудиск этот, казавшийся огромной каплей растопленного металла, быстро всасывался океаном, протягивая от своей пылающей арки к корпусу клипера широкую, блестящую золотой чешуей полосу отражения…»

Погибшая сила
Погибшая сила
 ЛитРес

  59  

«Яркие краски весеннего заката уже начали понемногу закрадываться сквозь огромные византийские окна пустого собора, оживляя позолоту причудливых орнаментов и согревая розовый мрамор иконостаса, когда Савинов с трудом оторвался от работы. Спустившись с высоких подмостков, художник отошел шагов на тридцать от своей картины и приковался к ней внимательным, напряженным взглядом своих маленьких, острых, чуть-чуть прищуренных глаз…»

Русская литературная старина
Русская литературная старина
 ЛитРес

  59  

«…Поэтому-то мы представляем здесь „предисловия“ из обеих книг, как пресловутому „Димитрию Самозванцу“, трагедии Александра Сумарокова, так и к переводу „Юлия Цезаря“ безвестного переводчика. Первое покажет нам в Сумарокове плохого литератора, бездарного и самохвального стихотворца, бессильного и ничтожного мыслителя в деле искусства, хотя, в то же время, человека с здравым смыслом и благородным образом суждения в обыкновенных предметах человеческой мысли; а второе покажет человека, который, своими понятиями об искусстве, далеко обогнал свое время и поэтому заслуживает не только наше внимание, но и удивление…»

Мать Наполеона I
Мать Наполеона I
 ЛитРес

  59  

«Литература о Наполеоне и Наполеонидах так обширна, что ею можно наполнить целые библиотеки, и странное дело – ни одной книги не посвящалось до сих пор madame Леиции, т. е. матери Наполеона I. бесчисленные биографы её великого сына занимаются и ею, но это делается только мимоходом. Итальянский поэт Кардуччи сравнивал ее с Ниобеей, французский писатель Стендаль (Бейль) – с Корнелией, Порцией и гордыми патрицианками…»

Продолжение следует
Продолжение следует
 ЛитРес

  59  

История больной девушки, живущей ожиданием продолжения полюбившегося романа, публиковавшегося в дешевом журнале. © FantLab.ru

Канат
Канат
 ЛитРес

  59  

«Если бы я был одержим самой ужасной из всевозможных болезней физического порядка – оспой, холерой, чумой, спинной сухоткой, проказой, наконец, – я не так чувствовал бы себя отравленным и погибшим, как в злые дни ужасной и сладкой фантазии, закрепостившей мои мозг грандиозными образами человеческих мировых величин…»